Читайте также
Водяной насос
Купить участок на луне

Соматологические аналогии

(2)

Рост волос на груди определяется также, начиная лишь с 25-летнего возраста. Все территориальные группы армянского народа в целом вполне определенным образом противопоставляются адыгским народам Северного Кавказа, образуя компактный ареал максимального роста волос на груди в пределах Кавказа. Население восточных районов Северного Кавказа — все дагестанские народы — сближается по этому признаку с адыгскими народами. В общем в ту же группу следует включить и азербайджанцев, характеризующихся по кавказскому масштабу средним по интенсивности ростом волос на груди. Правда, в Азербайджане он, по-видимому, все же несколько больше, чем в Дагестане. Среди грузинских территориальных групп некоторые сближаются с армянскими, не уступая им в развитии волосяного покрова на груди, но большинство все же обнаруживает меньший рост волос на груди, чем у армян. Все же грузины в целом, по-видимому, ближе по этому признаку к армянам, чем к народам Северного Кавказа.

По росту бровей, которые в отличие от двух предыдущих признаков определялись у всех исследованных, то есть начиная с 18-летнего возраста, также наблюдаются заметные различия, не менее четко выраженные, чем по росту волос на груди, и параллельные им. Наименее интенсивно брови развиты у адыгских народов Северного Кавказа, несколько более интенсивно у дагестанских народов и азербайджанцев. Зона максимального роста бровей, как и в предыдущем случае с ростом волос на груди, опять падает на Армению. Грузины при суммарном рассмотрении отличаются от армян несколько меньшими величинами роста бровей и занимают в общем промежуточное положение между армянами и народами Северного Кавказа. Правда, некоторые территориальные группы грузин по росту бровей, как и по росту волос на груди, не уступают армянам. Суммируя наблюдения по всем трем признакам, определяющим интенсивность развития волосяного покрова в целом (карта опубликована Г. Ф. Дебецом в 1956 г.), нетрудно расположить все народы Кавказа в порядке нарастания интенсивности волосяного покрова. Этот порядок следующий: адыгские народы Северного Кавказа, дагестанцы и азербайджанцы, грузины, армяне. Таким образом, рост волос постоянно усиливается на Кавказе, начиная с запада на восток, и достигает максимума в центральных районах. В восточных районах Закавказья он опять уменьшается почти до величин, характерных для западных районов.

Любопытно и интересно было бы сопоставить соматологические данные о выступании носа в кавказских группах с краниологическими, тем более что последние дают возможность, как мы помним, произвести четкое отграничение народов западных районов Северного Кавказа от дагестанцев и закавказских народов. Но сопоставление это обесценивается явной несравнимостью собранных соматологических материалов по признакам, отражающим выступание носа. Так, высота переносья заметно выше на Северном Кавказе и в Грузии, чем в Армении, то есть обнаруживает обратный порядок вариаций по сравнению с краниологическими данными. Хотя определение этого признака производилось и одним исследователем (имеются в виду данные М. Г. Абдушелишвили), но с интервалом в несколько лет. Полевые исследования в Грузии и на Северном Кавказе относятся к 1950—1954 гг., полевые исследования в Армении — к 1960 г. Так как наблюдаемые различия в высоте переносья распределяются территориально по ареалам, географическая реальность которых не подтверждается более точными краниологическими наблюдениями, и так как они группируются вокруг дат исследования (ощутимые различия в материалах, собранных в разные годы), имеются веские основания говорить о несоблюдении единства масштаба в определениях разных лет, то есть о смещении критериев оценки высоты переносья при полевой работе в 1960 г. по сравнению с экспедициями 1950—1954 гг. А это лишает находящиеся в нашем распоряжении данные серьезного сопоставительного значения. Что же касается поперечного профиля спинки носа, то по этому признаку незаметно никаких территориальных различий.

Все другие соматологические признаки уже не дают сколько-нибудь четкой картины территориальных разграничений и распределяются по территории Кавказа дисперсно. Отдельные районы, отличающиеся повышением или понижением величины признака, перемежаются либо зонами его однородного распределения, либо идут чересполосно, не образуя сплошного ареала. Все это свидетельствует, с одной стороны, о том, что вариации эти, хотя бы частично, не отличаются большой древностью и образовались недавно, а с другой, что процессы интенсивной территориальной дифференциации и, следовательно, расообразования захватывают эти признаки лишь частично. Поэтому их значение для классификации и установления генетического родства ограничивается очень близкими этническими группами.


<-Предыдущая страница....Следующая страница->