Читайте также
Обзор Pin Up казино: лицензия, игротека, бонусы
Курьерская доставка

Еще раз о постановке проблем этногенеза

(2)

Все сказанное в полной мере распространяется даже на документальный исторический материал последнего тысячелетия. Но ведь задача этногенетического исследования состоит не только в том, чтобы проследить динамику этнических процессов в рамках установившейся этнической общности, а прежде всего в том, чтобы выявить ее истоки и определить этнические компоненты, принявшие участие в ее формировании. Таким образом, речь должна идти о процессах и явлениях, гораздо более древних, чем последнее тысячелетие. По отношению к этим эпохам письменные источники еще более фрагментарны и противоречивы. Между тем и они не ставят предела этногенетическому исследованию. На территориях, являющихся естественными изолятами, этнические процессы часто происходят замкнуто и на протяжении тысячелетий не испытывают значительных влияний со стороны. Истоки этнических общностей в таких случаях восходят иногда к эпохе бронзы, а то и к более раннему времени. В качестве примера можно назвать народы, населяющие центральные предгорья Главного Кавказского хребта. О них для этого времени письменных источников просто нет — пи чужих, ни местных. Таким образом, приуроченность этногенетических процессов к разным периодам времени у различных народов и, следовательно, широкие рамки этногенетического исследования сами по себе ограничивают возможность использования в нем собственно исторических данных в узком смысле слова — результатов изучения летописных памятников и других письменных документов. Роль этих данных велика для эпохи средневековья, но ограничена для эпохи раннего железа (частично и бронзы) и практически равна нулю для более ранних этапов истории человечества (исключение составляют лишь области древневосточных цивилизаций).

Язык как этнический определитель. Тот факт, что язык является одним из главных этнических определителей, общеизвестен и не нуждается ни з доказательствах, ни в обсуждении. В подавляющем большинстве случаев языковая принадлежность совпадает с самосознанием и, таким образом, эти надежные критерии этноса дают согласованные показания. Исключения, проистекающие обычно за счет ненормальных условий, в которые поставлен тот или иной народ благодаря чаще всего политики национальной дискриминации, сравнительно 'редки. Наиболее яркий пример этому — негритянский народ в США, говорящий на английском языке, но в результате расистской политики правительства сознающий себя самостоятельной единицей в рамках американской нации. Ф. П. Филин (1962), по-видимому, абсолютно прав, когда пишет о редкости таких явлений и преимущественной приуроченности их к эпохе капитализма. Но из этого все же не следует, что лингвистические данные являются решающими, как он предполагает, в любом этническом исследовании.

Начать с того, что очень часто переход на новый язык не сопровождается сменой населения, то есть новый язык воспринимается в результате культурного, а не этнического взаимодействия (Алексеев, Бромлей, 1968). Особенно четко это можно проследить в тех случаях, когда два вступивших в контакт народа заметно различаются по антропологическому типу и, следовательно, антропологические данные могут прийти на помощь в изучении этнических процессов. Характерные примеры тому на Кавказе — балкарцы, карачаевцы, осетины и азербайджанцы, о чем будет сказано подробнее дальше.

Второй недостаток лингвистических материалов, гораздо более существенный, заключается в их неполноте, как только мы переходим к древним эпохам. Правда, это не относится к великим цивилизациям древности, языки которых изучены не хуже современных. Но по сравнению с огромным числом древних народов египтяне или ассирийцы составляют ничтожное меньшинство. Во всех же других случаях находящиеся в нашем распоряжении данные таковы, что допускают самые различные толкования. Вспомним в качестве примера дискуссию о родстве древних языков Передней Азии с иберо-кавказскими (обзор см.: Дьяконов, 1967) или о языковой принадлежности доримского и догреческого населения Аппенинского и Балканского полуостровов (Сергиевский, 1954; Георгиев, 1958; Гиндин, 1967). Большинство сведений о древних языках, не имевших своей письменности, дошло до нас в передаче соседей, часто не понимавших этих языков, что еще усугубляет дефектность материала.


<-Предыдущая страница....Следующая страница->