Предлагаемые материалы:

Динамика признаков во времени

Ремонт балконов и лоджий

Балкон - не только часть квартиры для всякого ненужного хлама, а также место уединения, курения, наслаждения видами природы и города, кофепития. Также это функциональное место для шкафа, мокрого белья или мастерская. Конечно, для уютного времяпровождения на балконе в холодное время года нужна утепляющая обшивка балконов. С хорошим утеплением достаточно заранее за полчаса включить электронагреватель и будут созданы комфортные условия.

Ремонт балкона "под ключ" в Харькове желает сделать все большее количество жителей спальных районов. Отремонтировав балкон можно превратить до этого захламленное пространство лоджии или балкона в помещение не уступающее обустройству другим комнатам в квартире тем самым добавить драгоценные квадратные метры жилого пространства.




Опубликовано:2016-01-19

Характер изменения признаков во времени на территории Кавказа затрагивался во всех сколько-нибудь значительных публикациях палеоан-тропологических материалов, происходящих из этой обширной области (Дебец, 1948; Бунак, 1953; Абдушелишвили, 1954; Касимова, 1960а). Однако специальному рассмотрению изменения признаков во времени, неудачно названные Г. Ф. Дебецом (1946) эпохальными, были подвергнуты применительно к территории Кавказа лишь один раз в работе М. Г. Абдушелишвили (1960а). Опираясь на палеоантропологический материал из Самтаврского могильника, он пришел к выводу, что древнее население Грузии пережило процесс расширения лицевого скелета во времени, который и привел в конечном итоге к формированию кавкасионского типа.

Дискуссия вокруг проблемы формирования этого типа будет рассмотрена позже, сейчас же отмечу, что мне пришлось высказать некоторые критические соображения по поводу этой работы и в то же время указать на отсутствие процесса грацилизации на территории Армении (Алексеев, 1963а). В конечном итоге этот последний вывод сближался с концепцией М. Г. Абдушелишвили, так как динамика ширины лицевого скелета в древних кавказских популяциях получила одинаковую оценку. Целесообразно вернуться к рассмотрению этого вопроса в полном объеме и обсудить его, располагая более обширными, чем раньше, материалами по палеоантропологии Кавказа.

При оценке временной динамики признаков трудно ограничиться сопоставлением только тех серий, которые заведомо связаны непосредственной преемственностью. Наличие или отсутствие такой преемственности определяется с помощью критериев, несвободных от субъективизма, и поэтому исключение или, наоборот, включение того или иного материала в сравнительный анализ лишено необходимой точности. Поэтому же в последующем сравниваются по вариациям признаков все основные серии, за исключением тех, между которыми, исходя из предшествующего изложения, заведомо существует генетический разрыв. Конечные величины всех признаков на графиках, приведенных далее, представлены краниологией современных групп. Признаки выбраны согласно с таблицами, фигурирующими в предшествующем разделе.

Для анализа выбраны мужские черепа и три территории, представленные более или менее равномерно в палеоантропологических материалах всех эпох, — Армения, Грузия и Северный Кавказ, исключая Дагестан. С некоторыми оговорками мы оценивали в предшествующем изложении межгрупповую изменчивость, используя в качестве меры стандартные внутригрупповые уклонения (табл. 1). Изменения признаков во времени также являются одной из форм межгрупповой изменчивости, и поэтому можно предполагать, чть сильно варьирующие признаки будут заметнее изменяться и во времени. Исходя из этого, все отклонения признаков в сравниваемых группах от их исходной величины в наиболее раннюю эпоху выражены в стандартных уклонениях, приведенных в табл. 1, и только после этого перенесены на график.

Все рассматриваемые признаки разделены на пять групп согласно с их топографическим положением — размеры головы, черепной указатель и наклон лба, размеры лицевого скелета и его выступание в вертикальной плоскости, размеры орбиты и орбитный указатель, размеры носа и носовой указатель, размеры, характеризующие выступание носовых костей. Углы горизонтальной профилировки исключены из рассмотрения, как заведомо не обнаруживающие никаких сколько-нибудь заметных направленных вариаций.

В Армении резко направленное изменение формы черепной коробки падает на эпоху средневековья и происходит в результате уменьшения ее длины и увеличения ширины (рис. 36). Как результат изменения этих размеров подскакивает величина черепного указателя, еще увеличивающаяся в современную эпоху. Высота черепной коробки заметно увеличивается в период перехода от бронзы к железу и затем уменьшается почти до прежнего уровня. Возможно, такое увеличение связано с отмеченным выше притоком нового населения. Ширина лобной кости, увеличившись в эпоху бронзы, затем немного уменьшается, но все равно остается больше в близких к современности популяциях, чем у энеолитического населения. Аналогичным образом наклон лобной кости, увеличившись на рубеже энеолита и бронзы, колеблется около постоянной величины в 80°, не возвращаясь уже к исходному уровню. Среди кавказских популяций, как мы помним, закавказские отличаются наиболее прямым лбом. Древнее население, очевидно, характеризовалось еще более прямой постановкой лобной кости.

Таким образом, из всех размеров черепной коробки только ее горизонтальные диаметры и наклон лобной кости обнаруживают направленные сдвиги во времени: горизонтальные диаметры — начиная с эпохи средневековья, наклон лба — с эпохи бронзы. В последнем случае речь идет не о закономерном уменьшении размера по мере приближения к современности, а о его стабилизации после уменьшения.

Динамика лицевых размеров во времени идет параллельно (рис. 37). Верхняя высота лица увеличивается, затем падает до минимума в эпоху средневековья и затем опять несколько увеличивается в современной серии. Скуловая ширина ведет себя аналогичным образом. Возможно, резкое уменьшение лицевых размеров в средневековой серии связано с ее малочис-

ленностью и случайностью выборки. Наоборот, резкое увеличение лица в период перехода от бронзы к железу, как и увеличение высоты черепа, может быть следствием притока нового населения. Все же при сравнении крайних членов временного ряда небольшое увеличение лицевых размеров фиксируется совершенно отчетливо.

Кривая нарастания величины общего лицевого угла ясно поднимается вверх, что говорит о постоянном увеличении во времени ортогнатности лицевого скелета. Длина основания лица изменяется менее закономерным образом, сначала нарастая (все то же появление нового населения с большими размерами лицевого скелета), но потом уменьшаясь ниже начальной величины. В общем и размеры лица, и его вертикальная профилировка подчинены временным изменениям: первые увеличиваются во времепи, вертикальная профилировка становится более ортогнатной.

Ширина орбиты резко увеличивается в сериях эпохи бронзы и времени перехода от бронзы к железу и затем уменьшается почти до прежнего уровня (рис. 38). Высота орбиты постепенно увеличивается, достигнув максимума в современную эпоху. Совершепно так же увеличивается и ор-битный указатель, максимальный в современной армянской серии.

Высота изменяется самым неопределенным образом (рис. 39). В эпоху бронзы и перехода от бронзы к железу она увеличилась по сравнению с энеолитом, потом уменьшилась к эпохе средневековья и затем опять резко увеличилась в современной серии. Ширипа носа, если исключить сильный и малопонятный скачок в сторону увеличения в серии эпохи бронзы, закономерно увеличивается по мере приближения к современности. Носовой указатель возрастает на рубеже энеолита и бронзы, остается более или менее стабильным до средневековья (если исключить резкое отклонение от ряда цамакабердской серии) и затем опять увеличивается. Можно считать, следовательно, что высота орбиты и орбитный указатель, ширина носа и носовой указатель также обнаруживают изменения во времени.

Высота переносья заметно увеличивается при переходе от энеолита к бронзе и затем либо остается на прежнем уровне, либо даже несколько уменьшается (рис. 40). Особепно это уменьшение зметио в середине I тысячелетия до н. э. и в эпоху средневековья. Оно связано, кстати сказать, и с уменьшением общего выступания носовых костей в эти периоды. Что касается динамики последнего признака в целом, то он отличается стабильностью и не изменяется во времени сколько-нибудь заметным образом.

Легко после всего сказанного перечислить признаки, подверженные направленным временным изменениям на территории Армении. Это продольный и поперечный диаметры черепной коробки, черепной указатель, наклон лба, вертикальная профилировка лица, высота орбиты и орбитный указатель, ширина носа и носовой указатель. Таким образом, временная динамика заметна в восьми признака из 22. Из них три — горизонтальные диаметры черепной коробки и черепной указатель изменяются только начиная с эпохи средневековья. С этого именно времени можно говорить для территории Армении о процессе брахикефализации.

Хотя высота и ширина лицевого скелета не изменяются закономерным образом, изменения заметны, как уже говорилось, при сравнении современного и энеолитического населения. Последнее отличалось малыми размерами лица и общей грацильностью. О том же говорит и увеличение наклона лба, свидетельствующее не о грацилизации, а, скорее, наоборот, о процессе матуризации, имевшем место на территории Армении. Таким образом, сделанный ранее вывод, что временная динамика признаков у древнего населения Армении не подпадает под обычно наблюдаемый тип изменений на многих других территориях (Алексеев, 1963а), сохранил свою силу после рассмотрения полных материалов по палеоантропологии Армении.

Продольный диаметр черепной коробки у древнего населения Грузии сначала несколько увеличивался, затем стал закономерно уменьшаться по мере приближения к современной эпохе (рис. 41). Поперечный диаметр черепной коробки постепенно возрастает, начиная с эпохи бронзы, но особенно резкое его увеличение приходится на период от средневековья до современности. Именно в это время заметно увеличивается величина черепного указателя. Можно сказать, что интенсивный процесс брахике-фализации, как и в Армении, начался в Грузии в эпоху средневековья.

Высота черепной коробки сильно уменьшается к рубежу нашей эры, затем несколько увеличивается, но не достигает исходного уровня. Таким образом, высота черепа на территории Грузии не попадает в число признаков, подверженных закономерным временным изменениям. То же можно сказать про наименьшую ширину лба и наклон лобной кости. Ширина лба увеличивается при переходе от эпохи бронзы к эпохе раннего железа, затем уменьшается и снова постепенно возрастает до современности. Угол лба хотя и изменяется во времени, но начальная и конечная величины ряда практически не различаются между собой. Во всяком случае, начиная с рубежа нашей эры не может быть речи ни о каком процессе грацилизации, выражающемся в сужении и выпрямлении лба: лобная кость становится чуть шире, а наклон ее остается постоянным.

Нарастание скулового диаметра происходит последовательно от эпохи к эпохе (рис. 42). Особенно заметно оно при переходе от эпохи средневековья к современности. Высота лицевого скелета сильно уменьшается к началу I тысячелетия до н. э. и затем стабилизируется приблизительно на одном уровне, если не считать, по-видимому, случайного небольшого увеличения !в средневековой серии. Это увеличение сказалось и на возрастании верхнего лицевого указателя, который в остальном закономерно уменьшается согласно с нарастанием скуловой ширины и уменьшением высоты лица.

Изменения признаков, характеризующих вертикальную профилировку лицевого скелета, не очень ясны по своей тенденции, хотя начальные и конечные величины соответствующих рядов изменчивости отчетливо различаются. Длина основания лица сначала увеличивается, затем уменьшается намного даже по сравнению с серией эпохи бронзы. Это свидетельствует об увеличении ортогнатности лицевого скелета, выражающейся также и в увеличении лицевого угла в современной серии по сравнении с серией эпохи бронзы. Но кривая изменений этого угла во времени отличается достаточно сложной формой и не вскрывает в его временной динамике однородной направленной тенденции.

В отличие от тенденции изменения орбитных размеров у древнего населения Армении в Грузии они не носят направленного характера (рис. 43). Ширина орбиты увеличена в средневековой серии, но в целом она фиксирована практически на одном уровне. Высота орбиты уменьшена во всех сериях по сравнению с серией эпохи бронзы, не в неодинаковой степени: размер сначала уменьшается, а затем опять увеличивается, однако не достигает исходного уровня. Точно так же, как и высота орбиты, ведет себя орбитный указатель.

Высота носа изменяется в большом диапазоне, соответствующем величине стандартного квадратического уклонения, но изменения носят беспорядочный и ненаправленный характер: сначала она резко уменьшается, потом увеличивается, превышая первоначальную величину, потом опять уменьшается (рис. 44). Размер в современной серии практически равен аналогичному размеру в серии эпохи бронзы. Ширина носа и носовой указатель сразу же увеличиваются в серии эпохи раннего железа по сравнению с эпохой бронзы и затем остаются на прежнем уровне, несколько, правда, уменьшаясь к современности. И в этом случае трудно говорить о строго направленном характере изменений.

Если попытаться суммировать вариации признаков, характеризующих высоту переносья, то несомненна становится некоторая редукция переносья, начиная с эпохи бронзы, и небольшое вторичное повышение его в современной серии (рис. 45). Общее выступание носовых костей, наоборот, постепенно увеличивается, если не считать противоположного сдвига в эпоху средневековья. Не следует забывать, однако, о том, что в серии эпохи бронзы дакриальные размеры определены лишь на одном черепе, что может создать случайный контраст в этом признаке между черепами раннего и последующих периодов.

В итоге на территории Грузии мы находим пять признаков, по отношению к которым можно говорить о направленных сдвигах: горизонтальные диаметры черепной коробки и черепной указатель, скуловая ширина, верхний лицевой указатель. Иными словами, направленно изменяющиеся признаки составляют меньший процент по отношению ко всем рассмотренным признакам на территории Грузии по сравнению с древним населением Армении. Еще пять признаков обнаруживают отчетливую разницу в конечных и начальных величинах рядов изменчивости при неясности самой динамической тенденции: наименьшая ширина лба, два признака, характеризующих вертикальную профилировку скелета, — длина основания лица и общий угол лица, ширина носа и носовой указатель.

Сравнение временной динамики признаков у древнего населения Армении и Грузии обнаруживает значительную аналогию. Современное население отличается от древнего брахикранией, более широким лбом, более широким и ортогнатным лицом, более широким носом. Но есть и различия — противоположным образом изменяются во времени высота орбиты и орбитный указатель, в Грузии лицо становится по мере приближения к современности ниже и абсолютно, и относительно, в Армении лицевой скелет даже несколько повышается. Такие различия свидетельствуют о наличии даже узколокальных особенностей в течение процесса изменения признаков во времени.

Процесс же в целом в Закавказье может быть охарактеризован как направленная матуризация, начиная с эпохи бронзы, и брахикефали-зация, начиная с эпохи средневековья. Вывод М. Г. Абдушелишвили (1960а), установленный на материалах по палеоантропологии Грузии, даже ^же — на материале Самтаврского могильника, можно, следовательно, распространить на все Закавказье. Последовательность вариаций признаков в сериях из Мингечаура тоже не свидетельствует о граци-лизации (Касимова, 1960а).

Переходя к территории Северного Кавказа, сразу же нужно отметить исключительную сложность динамики отдельных признаков и отсутствие ясных тенденций в их изменениях во времени (рис. 46—50). По-видимому, при многообразии этнических процессов на Северном Кавказе и пестроте этнической карты трудно постулировать генетическую связь между хронологически разновременными сериями, даже если они территориально близки. Хотя при подборе серий для сопоставления я и пытался преодолеть этот недостаток, но, очевидно, полностью сделать это не удалось. Поэтому создание подлинной картины временной динамики признаков у древнего населения Северного Кавказа — дело будущего, а сейчас мы ограничимся лишь предварительными замечаниями.

В отличие от территории Закавказья в древних северокавказских популяциях незаметно тенденции к брахикефализации, наблюдающейся в последнее тысячелетие. Население эпохи бронзы лишь немногим более длинноголово, чем современное. Если говорить о грацилизации, то она тоже не прослеживается в сопоставляемых материалах — осетины несколько более узколицы, чем население эпохи бронзы, но чеченцы и ингуши не уступают ему. Таким образом, и на Северном Кавказе, при всей условности сравнения серий разных эпох, связь между которыми оста-

ется в лучшем случае недоказанной, нет оснований говорить о процессе' грацилизации, выражающемся в сужении лицевого скелета, сужепии и выпрямлении лба. Кстати сказать, лобная кость становится скорее шире по мере приближения к современности и поставлена более наклонно.

Каково значение сделанных нами конкретных наблюдений над течением процесса временных изменений на Кавказе для построения общей теории динамики признаков во времени? Брахикефализацию как панэйкуменное явление постулировал Ф. Вайденрайх (Weidenreich, 1945). Кавказ не является в этом отношении исключением. Приуроченность начала брахикефализации к эпохе средневековья также соответствует общемировой тенденции значительного увеличения удельного веса бра-хикефальпых вариантов в расовом составе человечества.

Грацилизацию как независимый от брахикефализации панэйкуменный процесс постулировал Г. Ф. Дебец (1948, 1961), опиравшийся преимущественно на материалы по палеоантропологии СССР. Аналогичное явление было открыто в Северной Африке (Schwidetzky, 1962) и Японии (Suzuki, 1956). Г. Ф. Дебец исходил из суммирования данных по разным эпохам в целом и сопоставления таких суммарных данных. Отмеченные мной случаи стабильности признаков во времени, характеризующих массивность скелета и выявляющихся на территории Египта и Северного Китая, составили первые исключения с точки зрения всеобщности процесса грацилизации. В пределах Советского Союза в качестве такого исключения была выделена, как уже упоминалось, Грузия (Абдушелишвили, 1960а). Теперь очевидно, что вся территория горного Кавказа характеризовалась своеобразной тенденцией временной динамики признаков и не может быть подведена под схему Г. Ф. Дебеца.

Отказ от такой схемы (необходимость его вытекает из фактических наблюдений) сам по себе плодотворен в том отношении, что ставит изучение процесса изменения признаков в рамки конкретного исследования в зависимости от условий места и времени, а это в свою очередь помогает выделить местные тенденции, не имеющие общего значения, но в пределах достаточно ограниченных локусов отличающиеся длительным постоянством. Я сделал попытку проследить такие местные тенденции на территории Восточной Прибалтики (Алексеев, 1969). Отчетливо видпы они на территории Армении (например, увеличение абсолютной и относительной высоты орбиты) и Грузии (например, уменьшение относительной высоты лицевого скелета). Абсолютно убежден, что вскрытие сложной мозаики микропроцессов направленных изменений (на фоне, может бытьг. какой-то еще не вскрытой однонаправленной общемировой динамики) и будет столбовой дорогой изучения изменения признаков во времени.

Итак, можно предполагать, что грацилизация и матуризация являются равноправными тенденциями развития расовых комплексов. Кавказ представлял собой зону действия матуризации (Закавказье) или в крайнем случае зону относительной стабильности (Северный Кавказ).

Причины таких разнонаправленных тенденций трактуются во многих гипотезах, мало опирающихся на палеоантропологический материал, а этот материал не дает возможности выбрать одну из них. Неясно даже, имеют ли брахикефализация или долихокефализация, с одной стороны, грацилизация или матуризация, с другой — общую причину или этих причин несколько и они независимы для изменения формы головы и степени массивности. Несовпадение темпов грацилизации и брахикефализации свидетельствует как будто о последнем. Кстати сказать, на Кавказе мы столкнулись с тем же несовпадением темпов брахикефализации и матуризации. С другой стороны, идущий сейчас чрезвычайно интенсивно процесс акцелерации сопровождается явной матуризацией и одновременно в некоторых районах, например в Швейцарии, мы имеем дело с уменьшением головного указателя по сравнению с предыдущим сто-летием. Не только решение, но также и полное рассмотрение этих вопросов далеко выходит за рамки возможностей палеоантропологических материалов и не связано непосредственно с содержанием данной книги.

Теперь, после того как произведен обзор палеоантропологии Кавказа и рассмотрена динамика признаков во времени у древнего населения, переходим к тому, чтобы обсудить в полном объеме проблему происхождения выделенных на современном краниологическом материале территориальных комплексов или типов. Сразу же оговорюсь, что типы, о чем не раз говорилось в предшествующих работах, понимаются мной не как суммы индивидуумов, а как совокупности популяций со сложной иерархической структурой.


..Следующая страница->