Соматологические аналогии

Соматологические аналогии

Весна-начало строительного сезона

В этом году зима в Центральной части России выдалась теплая и малоснежная. Погода за окном уже совсем весенняя. Поэтому многие строительные организации уже задумываются об открытии строительных площадок на свежем воздухе.

В строительстве только крупные компании могут себе позволить иметь постоянный штат рабочих всех строительных специальностей. В большинстве случаев строительные фирмы под определенный заказ набирают рабочих нужных строительных специальностей. С наступлением тепла для работы на открытых строительных площадках требуются каменщики. Чтобы обьект строительства долго служил людям, все каменные работы должны быть выполнены до наступления заморозков.


Опубликовано:2015-08-25

Нижеследующее изложение опирается на обширные материалы, собранные разными исследователями и опубликованные в многочисленных работах, перечисленных в 1-й главе.

Наиболее существенные различия между народами Кавказа заметны в пигментации. Все признаки, характеризующие пигментацию, отличаются закономерным географическим распространением и образуют обширные ареалы однородных вариаций. Наиболее светлые глаза отличают адыгейцев от абхазов. Средний балл цвета глаз у них, определенный по шкале В. В. Бунака, не достигает в подавляющем большинстве территориальных групп единицы. Зона светлоглазости, в пределах которой средний балл цвета глаз в целом ниже единицы, распространяется также на западные районы Грузии (имеретины, гурийцы), а на Северном Кавказе простирается до Чечено-Ингушетии, захватывая также высокогорные районы Центрального Кавказа. В этих районах в ареал относительной светлоглазости входят все этнические группы грузинского народа, занимающие предгорья, включая и восточные группы, например хевсуров, а также балкарцы и карачаевцы. В эту же зону входят западнодагестанс-кие народности — аварцы и андо-дидойцы. Армяне в целом значительно темнее грузин и образуют компактный ареал со средним баллом, колеблющимся около 1,25—1,40. Исключения есть и среди армянских групп. Так, армяне в некоторых северных районах Армении и даже на юге имеют средний балл цвета глаз 1,05—1,20, но такие величины редки. Наиболее темноглазы азербайджанцы, причем максимум индивидуумов с черными глазами падает на юго-восточные районы Азербайджана. Средний балл на юго-востоке в большинстве групп поднимается выше 1,65.

По окраске волос различия менее определенны количественно, то есть размах межгрупповой изменчивости уже, эти различия не менее демонстративны в отношении географической дифференциации. Очаг светловолосости в Западной Грузии (мегрелы, лазы) смыкается с полосой светловолосых вариантов в адыгейских группах. На востоке зона распределения светловолосости (речь идет, конечно, как и в предыдущем случае, не о светловолосости в точном значении этого слова, а лишь о примеси, и чаще всего небольшой, темно-русых оттенков цвета волос к основным черным оттенкам) захватывает все высокогорные районы Центрального Кавказа, доходя до районов Западного Дагестана (аварцы и андо-дидойские народности). Резкое потемнение цвета волос, выражающееся как в значительном увеличении среднего балла, так и в понижении процента темно-русых оттенков, наблюдается у армян и особенно у азербайджанцев. В армянских группах темно-русые оттенки встречаются лишь в единичных случаях, у азербайджанцев — почти не встречаются. В то же время иссиня-черные волосы (№ 27 по шкале Фишера) отмечены в разных азербайджанских группах приблизительно в половине случаев.

По цвету кожи, который определялся по шкале Лушана, территориальные и групповые различия фиксировать трудно, несмотря даже на применение шкалы, так как он зависит от многих случайных факторов — регулярного ношения верхней одежды, пребывания на солнце и т. д. Трудно соблюсти и единообразие определений, особенно если они производятся разными исследователями. Все же совершенно очевидно, что армяне и азербайджанцы более темнокожи, чем другие народы Кавказа, и отличия их по этому признаку от других народов довольно значительны. Наиболее светлокожи адыгские народы, среди которых крайнее место, пожалуй, занимают абхазы. Грузины, в том числе и высокогорные этнографические группы, а также дагестанцы занимают промежуточное положение между наиболее светлокожими народами западных районов Северного Кавказа, с одной стороны, и армянами и азербайджанцами, с. другой.

Итак, мы видим, что во всех признаках, характеризующих интенсивность пигментации, наблюдается значительный параллелизм и что параллелизм этот проявляется как в интенсивности пигментации в разных группах по различным типам пигментации (волосы, глаза, кожа), так и в сходных закономерностях их географических сочетаний. Он отчетливо виден на картах, опубликованных Г. Ф. Дебецом (1956). Суммируя вариации по отдельным признакам и рассматривая их в совокупности, можно выделить три зоны с разной интенсивностью пигментации: западные районы Северного Кавказа и Черноморское побережье — зона наиболее светлой пигментации, Азербайджан и частично Армения — зона наиболее темной пигментации, Грузия, северные районы Армении и Дагестан — промежуточная.

Переходим к территориальным вариациям роста волосяного покрова, который является не менее важным индикатором разных типологических вариантов, чем пигментация. Рост бороды, определявшийся у лиц старше 25 лет, в общем приблизительно одинаков, к какой бы территории Кавказа мы ни обратились. Отдельные группы выделяются особенно интенсивным ростом бороды. Таковы, например, отдельные грузинские группы из центральных районов Грузии, некоторые группы армян и т. д. Но они не образуют компактного ареала и встречаются дисперсно, перемежаясь контингентами населения, не отличающегося по росту бороды от общекавказского масштаба. К сожалению, трудно сказать, .отражает ли такое незакономерное распределение реальную действительность или оно есть следствие неполной унификации методики в определении роста бороды разными исследователями при работе в полевых условиях. Так как ниже мы убедимся в том, что дисперсность географического распределения не характерна для роста волос на груди и роста бровей, а эти признаки связаны функционально с ростом бороды, то, по-видимому, последнее предположение — о методических расхождениях ближе к истине.

Рост волос на груди определяется также, начиная лишь с 25-летнего возраста. Все территориальные группы армянского народа в целом вполне определенным образом противопоставляются адыгским народам Северного Кавказа, образуя компактный ареал максимального роста волос на груди в пределах Кавказа. Население восточных районов Северного Кавказа — все дагестанские народы — сближается по этому признаку с адыгскими народами. В общем в ту же группу следует включить и азербайджанцев, характеризующихся по кавказскому масштабу средним по интенсивности ростом волос на груди. Правда, в Азербайджане он, по-видимому, все же несколько больше, чем в Дагестане. Среди грузинских территориальных групп некоторые сближаются с армянскими, не уступая им в развитии волосяного покрова на груди, но большинство все же обнаруживает меньший рост волос на груди, чем у армян. Все же грузины в целом, по-видимому, ближе по этому признаку к армянам, чем к народам Северного Кавказа.

По росту бровей, которые в отличие от двух предыдущих признаков определялись у всех исследованных, то есть начиная с 18-летнего возраста, также наблюдаются заметные различия, не менее четко выраженные, чем по росту волос на груди, и параллельные им. Наименее интенсивно брови развиты у адыгских народов Северного Кавказа, несколько более интенсивно у дагестанских народов и азербайджанцев. Зона максимального роста бровей, как и в предыдущем случае с ростом волос на груди, опять падает на Армению. Грузины при суммарном рассмотрении отличаются от армян несколько меньшими величинами роста бровей и занимают в общем промежуточное положение между армянами и народами Северного Кавказа. Правда, некоторые территориальные группы грузин по росту бровей, как и по росту волос на груди, не уступают армянам. Суммируя наблюдения по всем трем признакам, определяющим интенсивность развития волосяного покрова в целом (карта опубликована Г. Ф. Дебецом в 1956 г.), нетрудно расположить все народы Кавказа в порядке нарастания интенсивности волосяного покрова. Этот порядок следующий: адыгские народы Северного Кавказа, дагестанцы и азербайджанцы, грузины, армяне. Таким образом, рост волос постоянно усиливается на Кавказе, начиная с запада на восток, и достигает максимума в центральных районах. В восточных районах Закавказья он опять уменьшается почти до величин, характерных для западных районов.

Любопытно и интересно было бы сопоставить соматологические данные о выступании носа в кавказских группах с краниологическими, тем более что последние дают возможность, как мы помним, произвести четкое отграничение народов западных районов Северного Кавказа от дагестанцев и закавказских народов. Но сопоставление это обесценивается явной несравнимостью собранных соматологических материалов по признакам, отражающим выступание носа. Так, высота переносья заметно выше на Северном Кавказе и в Грузии, чем в Армении, то есть обнаруживает обратный порядок вариаций по сравнению с краниологическими данными. Хотя определение этого признака производилось и одним исследователем (имеются в виду данные М. Г. Абдушелишвили), но с интервалом в несколько лет. Полевые исследования в Грузии и на Северном Кавказе относятся к 1950—1954 гг., полевые исследования в Армении — к 1960 г. Так как наблюдаемые различия в высоте переносья распределяются территориально по ареалам, географическая реальность которых не подтверждается более точными краниологическими наблюдениями, и так как они группируются вокруг дат исследования (ощутимые различия в материалах, собранных в разные годы), имеются веские основания говорить о несоблюдении единства масштаба в определениях разных лет, то есть о смещении критериев оценки высоты переносья при полевой работе в 1960 г. по сравнению с экспедициями 1950—1954 гг. А это лишает находящиеся в нашем распоряжении данные серьезного сопоставительного значения. Что же касается поперечного профиля спинки носа, то по этому признаку незаметно никаких территориальных различий.

Все другие соматологические признаки уже не дают сколько-нибудь четкой картины территориальных разграничений и распределяются по территории Кавказа дисперсно. Отдельные районы, отличающиеся повышением или понижением величины признака, перемежаются либо зонами его однородного распределения, либо идут чересполосно, не образуя сплошного ареала. Все это свидетельствует, с одной стороны, о том, что вариации эти, хотя бы частично, не отличаются большой древностью и образовались недавно, а с другой, что процессы интенсивной территориальной дифференциации и, следовательно, расообразования захватывают эти признаки лишь частично. Поэтому их значение для классификации и установления генетического родства ограничивается очень близкими этническими группами.

Подводя итог рассмотрению соматологических материалов по народам Кавказа, следует сказать, что четкая территориальная дифференциация может быть отмечена для признаков, характеризующих пигментацию, — цвета глаз, цвета волос и цвета кожи, а также для признаков, отражающих интенсивность развития волосяного покрова в целом, — роста волос на груди и роста бровей. Нечего и говорить, что такие же закономерные различия обнаруживает в соматологических материалах признак, который краниологически также довольно четко дифференцировал разные территориальные группы, — ширина лица. По всем другим признакам различия не определены. Итак, скуловая ширина, угол лба назион-метопион, угол выступания носа и до какой-то степени верхняя высота лица и вертикальный фацио-церебральный указатель, определяемые краниологически, а также пигментация и развитие волосяного покрова, определяемые на живом субъекте, — вот те основные морфологические особенности, которые в первую очередь должны быть положены в основу выделения территориальных комплексов и определения их морфологической близости, а значит, и генетического родства между собой.


..Следующая страница->