Прощай оружие

Современный мир чрезвычайно сложен и жесток. Это служит главной причиной того, что современные дети боятся его и с упоением заменяют непредсказуемый реальный мир компьютерной симуляцией - с головой окунаются в компьютерные игры. Большинство при этом скидывает отрицательные эмоции в виртуалных стрелялках, и желания пострелять в реали у них нет. Особенно положительно влияют командные игры, например, контрстрайк. Эта игра имеет множество фанклубов, четкое разделения хороших и плохих, нацелена на оттачивание тактических приемов командной работы.

Игры на steam

Лучшие виртуальные игры естественно платные. Для игры в контрстрайк требуется cs go ключ. И за очень небольшие деньги можно получить и удовольствие от игры, и удовольствия от общения, и улучшить свои умственные навыки.


Размах изменчивости отдельных признаков

Опубликовано:2015-11-28

Принципиально возможны два пути оценки межгрупповой изменчивости — с помощью самой межгрупповой и с помощью внутригрупповой изменчивости. В первом случае амплитуды колебаний отдельных признаков оцениваются межгрупповым размахом соответствующих признаков или величинами квадратических уклонений, полученных на рядах межгруппового распределения. Однако межгрупповые амплитуды колебаний краниологических признаков по всей эйкумене не могут считаться твердо установленными, так как в мировых материалах по краниологии рас земного шара много пробелов. Еще менее приемлема оценка с помощью межгрупповых квадратических уклонений, само вычисление которых можно будет считать правомерным только в том случае, если когда-нибудь удается доказать нормальность межгруппового распределения краниологических признаков. Поэтому разделяя все те критические соображения, которые были высказаны по поводу внутригрупповой изменчивости как меры межгрупповой (см., например: Ярхо, 1934; Дебец, 1951), стандартную величину внутригруппового квадратического уклонения следует все же предпочесть любой другой для оценки масштаба межгрупповых вариаций.

Раньше таким стандартом служили квадратические уклонения так называемой длинной серии черепов древних египтян из кладбища XXVI— XXX династий (Pearson, Davin, 1924), теперь описана еще более многочисленная серия черепов из могильников Канарских островов (Schwidetzky, 1963). За стандарт приняты квадратические уклонения самой многочисленной из канарских серий, собранной на центральном острове архипелага Гран-Канария. К сожалению, программа измерений заметно меньше принятой в настоящей работе, и поэтому для тех признаков, которые не были измерены И. Шведецкой, пришлось принять в качестве стандартных величины, полученные при невзвешенном суммировании квадратических уклонений в двух достаточно многочисленных сериях — осетин-дигорцев и осетин-иронцев.

Амплитуды колебаний всех измерительных признаков, квадратические уклонения по ним, принятые за стандарты, и отношения первых величин ко вторым по каждому признаку представлены в табл. 1. Амплитуды составлены с таким расчетом, чтобы на них не оказывали влияния вариации признаков у представителей отдельных селений, то есть, иными словами, чтобы они отражали вариации признаков либо народов в целом, либо входящих в их состав крупных этнографических групп. Хотя среди находящихся в нашем распоряжении серий некоторые, по-видимому, относятся к середине II тысячелетия н. э. (хевсуры, многие серии из осетинских и ингушских склепов), краниологический материал из адыгских курганов все же исключен как заведомо более ранний, чем подавляющая часть других материалов. Поэтому западная периферия ареала абхазо-адыгейских народов представлена лишь шапсугами и натухайцами. Итого получилось 19 серий, составленных, за исключением одной лишь аварской, и из муж-

ских, и из женских черепов. Целесообразно их перечислить: шапсугская, натухайская, абхазская, кабардинская, балкарская, дигорская, иронская, туальская, ингушская, чеченская, аварская, лакская, даргинская, удинская, аджарская, карталинская, мтиульская, или гудамакарская, хевсурская и армянская.

Модальная величина межгруппового размаха — от 1,5 до 2,0 квадратических уклонений. На мужских черепах можно выделить 13 признаков, размах которых превышает два стандарта, на женских — 12. Набор их совпадает лишь частично, что сразу же позволяет исключить остальные признаки из числа сильно варьирующих. Суммируя величины размаха в мужской и женской группах и получая среднюю величину, мы выделяем шесть признаков с суммарным размахом больше двух стандартов.

Четыре из шести перечисленных признаков имеют размах в пределах 2—2,5 стандартных уклонений, и только два резко выделяются среди всех остальных, превышая в одном случае три, а в другом — даже четыре стандарта. В целом, следовательно, межгрупповую изменчивость краниологических признаков на Кавказе можно считать высокой, но особенно высока она по ширине черепной коробки и связанному с ней черепному указателю. Также очень значительна, хотя и меньше ширины, изменчивость длины черепной коробки, относительной высоты лица и частично связанной с ней относительной высоты орбит, указателя, выражающего соотношение длины и изгиба лобной кости.

При констатации повышенной изменчивости ширины черепной коробки и черепного указателя нельзя видеть причину этого явления только в расогенетических процессах. Остается еще одна многократно рассматривавшаяся, но получившая противоречивую оценку искусственная причина — использование специальной люльки «бешик» для ухода за младенцами. Влияние лежания в бешике на деформацию головы у населения Кавказа оценивалось на основе результатов соматологических наблюдений (Рыч-ков, 1957; Гаджиев, 1963). При краниологическом исследовании учесть это влияние можно только морфологически, что и делалось — при резкой скошенности затылочной кости или ее очевидной прижизненной деформации результаты измерений не включались в подсчет. Но при равномерном уплощении затылка выделить бесспорные случаи затылочной деформации невозможно, что могло служить, очевидно, добавочным фактором внутри-групповой изменчивости продольного и поперечного диаметров головы и черепного указателя, а затем влиять и на размах межгрупповых колебаний. Следует, правда, отметить, что квадратические уклонения ширины затылка, ширины и длины черепной коробки, черепного указателя в кавказских сериях не выше, чем обычно наблюдаемые.

Территориальные вариации отдельных признаков

Для объективной оценки характера размещения вариаций отдельных признаков использован прием сопоставления градиентов изменчивости признаков с градиентами широтной или долготной зональности. В качестве последних использована градусная сетка широт и долгот на Кавказе. Так как распределение последних, очевидно, линейно, мерой сопоставления служили коэффициенты ранговой корреляции.

Результаты подсчета ранговых коэффициентов представлены в табл. 2. Для подавляющего большинства признаков в мужской группе они вычислены на основе всех 19 серий, в женской группе — на основе 17 серий, так как малочисленная удинская серия исключена из рассмотрения. Это обстоятельство следует иметь в виду при оценке значимости полученных коэффициентов на 5%-ном и 1%-ном уровнях.

Неожиданно высокую степень связи с положением серий в направлении с севера на юг обнаруживают все признаки, характеризующие наклон лобной кости. И высота изгиба лобной кости, и оба угла лба, и указатель высоты изгиба лобной кости имеют высокие положительные коэффициенты связи с широтной градусной сеткой, достоверные в женской группе на первом 5%-ном уровне, а в мужской — даже на втором 1%-ном уровне. Переводя это на язык географии признаков, получаем заметное усиление наклона лба на юге по сравнению с севером. Иными словами, закавказские серии отличаются заметно более наклонным лбом от северокавказских.

Два других признака, тесно связанных с широтной градусной сеткой в мужской и в женской группах, — угол носовых костей к горизонтали и указатель высоты изгиба скуловой кости по У Дин-ляну. Как и в предыдущем случае, с наклоном лба связь в мужской группе теснее и достоверна не только на первом, но также и на втором уровне. Серии более южной локализации одновременно более высоконосы и имеют менее изогнутые, более уплощенные скуловые кости. Таким образом, статистическому критерию достоверности параллельно на мужских и женских черепах удовлетворяют лишь корреляции, характеризующие сочетание трех признаков — наклона лобной кости, выступания носовых костей и изгиба скуловой кости. На Северном Кавказе преимущественно представлен комплекс прямого лба, относительно мало выступающих носовых костей и «скуластого» лицевого скелета, в Закавказье — обратное сочетание. Любопытно отметить, что автоматом связанный с углом носовых костей к горизонтали угол носовых костей к линии профиля дает высокую, достоверную на втором уровне корреляцию лишь в мужской группе, хотя в женской имеет тот же знак.

Все другие коэффициенты не обнаруживают параллельной достоверности в мужской и женской группах. Высоки коэффициенты корреляции дакриальной и симотической хорд, а также указателя выступания лица и длины нижней челюсти от углов с градусной сеткой, но это касается только женской группы. На мужских черепах связь географических вариаций этих признаков с градусной сеткой ничтожна (исключение составляет длина челюсти, для которой коэффициент корреляции хотя и недостоверен, но довольно значителен). Для угла выступания подбородка коэффициент, наоборот, достоверен в мужской группе и недостоверен, хотя и довольно значителен, в женской.

Перечисленные в предыдущем разделе 19 серий получили следующие градусные характеристики, примерно привязанные к территориям расселения соответствующих народов.

Справедливости ради следует отметить, что еще более значительна, хотя и недостоверна, величина коэффициента для полной высоты лица в женской группе. В мужской коэффициент достоверен даже на втором уровне. Известная правильность в географическом размещении высоты лица иллюстрируется также недостоверными, но довольно значительными коэффициентами для общего лицевого указателя и частично верхней высоты лица. Размеры, отражающие высоту лицевого скелета и выступание подбородка, коррелируют с широтной градусной сеткой отрицательно, длина челюсти — также отрицательно. Иными словами, высота лица и выступание подбородка в закавказских группах увеличиваются по сравнению с северокавказскими, тело нижней челюсти удлиняется. Выделенный выше комплекс трех признаков, по-видимому, может быть дополнен еще тремя — полной высотой лица и связанным с ней общим лицевым указателем, длиной тела нижней челюсти, а также выступанием подбородка.

Связь вариаций признаков с долготной градусной сеткой в целом больше в женской группе, чем в мужской: большее число признаков обнаруживает с этой сеткой достоверные коэффициенты корреляции. В женской группе таких достоверных коэффициентов 16 и из них семь достоверны на втором уровне. В мужской группе лишь 11 достоверных коэффициентов, из которых шесть достоверны на втором уровне. Повторяемость распределения достоверных коэффициентов по признакам внутри половых групп, однако, слабая — лишь три достоверны и на мужских, и на женских черепах. Это угол лба назион—метопион, угол носовых костей к горизонтали и вертикальный фацио-церебральный указатель.

В мужской группе все признаки, характеризующие наклон лба, имеют достоверные коэффициенты с долготной градусной сеткой, причем три из четырех коэффициентов достоверны на втором уровне. В женской группе как раз три последних коэффициента недостоверны, хотя и довольно значительны (исключение составляет лишь высота изгиба лобной кости). В общем все же можно, наверное, утверждать, что наклон лба почти так же тесно связан с сеткой долгот, как и широт. Коэффициент связи в данном случае отрицательный, то есть восточные группы отличаются заметно более наклонным лбом, чем западные.

Связь выступания носовых костей с долготной градусной сеткой обратная по сравнению с широтной. Угол носовых костей к горизонтали связан с сеткой долгот отрицательной корреляцией, то есть, чем дальше на восток, тем более выступающие носовые кости характерны для серий. Такой вывод подтверждается и положительным коэффициентом корреляции угла носовых костей к линии профиля с долготной сеткой, достоверном на втором уровне в мужской группе и недостоверном, хотя и немалом, в женской.

Вертикальный фациоцеребральный указатель связывают с меридиональной сеткой положительные корреляции, достоверные на втором уровне на мужских черепах и лишь на первом — на женских. Это означает, что восточные группы отличаются от западных более высокими показателями отношения высоты лица к высоте черепа. Любопытно отметить, что распределение признака по широте обнаруживает слабую и недостоверную, но все же заметную тенденцию к его увеличению в Закавказье по сравнению с Северным Кавказом.

Итак, два противоположных локальных комплекса, образованных вариациями трех признаков, выделяются на Кавказе при рассмотрении географической изменчивости в широтном направлении. Первый из них — сочетание более прямого лба, менее выступающих носовых костей и более низкого по отношению к высоте черепной коробки лица концентрируется преимущественно на западе, второй, дающий противоположное сочетание, — преимущественно на востоке.

Если суммировать все уже сделанные наблюдения над характером изменчивости краниологических признаков на Кавказе как в меридиональном, так и в широтном направлениях, то выделяется три комплекса признаков или, вернее сказать, три фундаментальных признака, по которым градиенты географических вариаций одинаково четко выражены как в направлении с севера на юг, так и в направлении с запада на восток. Это наклон лба, выступание носовых костей и относительная высота лица. Степень изгиба скуловой кости отделяет только северные группы от южных. Нельзя не вспомнить, что относительная высота лица (общий лицевой указатель) и указатель высоты изгиба лобной кости попадают в число шести признаков с межгрупповой амплитудой вариаций, превышающей два стандарта, занимая в их ряду, правда, два последних места.


::Следующая страница::