Локальные сочетания отдельных признаков

Морские пути торговли

Современные морские контейнерные перевозки составляют большую часть товарооборота в мире. Кооперация между странами достигла гигантских размеров. Огромные объемы ресурсов и готовых изделий перевозятся подобно кровеносной системе мировой экономики.

Ведь мир становится все меньше и меньше. Ведь как говорят философы. Размер мира определяется не физическим размером, а временем перемещения из одного его края в другой.

Опубликовано:2015-10-22

Предшествующее изложение определенно подводит к тому, что на территории Кавказа можно выделить территориальные сочетания краниологических признаков. Уже сейчас можно было бы даже назвать и охарактеризовать эти территориальные сочетания, но остается неясным вопрос о границах между ними.

Чтобы не решать этого важного вопроса «на глазок», целесообразно использовать в данном случае какой-либо прием сопоставления групп по сумме признаков. В целом при заметной географической дифференциации признаков использование приемов суммарного сопоставления не очень правомерно, так как оно приравнивает таксономически важные признаки ко всем остальным. Но при неразработанности процедуры выделения таксономически важных признаков эту трудность можно обойти продуманным подбором, тогда как визуальное сравнение только по важным признакам без использования статистических приемов не дает количественной меры расстояний между популяциями.

Из всех приемов многомерного анализа, предложенных для вычисления расстояний между популяциями, выбрана формула JI. Пенроза (Penrose, 1954) в редакции Р. Кнуссмана (Knussmann, 1967)

где С& — суммарное расстояние; Снг — расстояние по «величине»; Cq» — расстояние по «форме»; т — число признаков, по которым сопоставляются группы; R — коэффициент корреляции между признаками, равный 0,233.

Расстояние по «величине» получается как средняя разница по сопоставляемым признакам, отнесенная к стандартным квадратическим уклонениям и квадрированная

где d — разница по каждому признаку между сравниваемыми группами, отнесенная к стандартному квадратическому уклонению; i — число степеней свободы.

Расстояние по «форме» получается как средняя разница по сопоставляемым признакам, отнесенная к стандартным квадратическим уклонениям и квадрированная, но квадрирование производится уже по отношению к средней разнице

Недостаток формулы состоит в том, что разница между популяциями по каждому признаку выражается в процентах стандартных внутригруп-повых уклонений, что в целом неправомерно и о чем уже говорилось; несомненное достоинство — в простоте и сравнительно небольшом объеме вычислительной работы. Поскольку формула учитывает физиологическую корреляцию между признаками, постольку она ничем не уступает другим более сложным формулам суАчмарного сопоставления, тем более что неоднократно была показана высокая, приближающаяся к абсолютной корреляция между разными способами вычисления суммарных расстояний.

Чтобы уменьшить объем вычислительной работы, через подсчет проведены только мужские серии. Из перечисленных выше 19 серий выбраны 13: шапсуги, натухайцы, абхазы, балкарцы, три серии осетин, ингуши, чеченцы, аварцы, грузипы-карталинцы, хевсуры и армяне. Каждая серия представлена 14 признаками: продольным (1), поперечным (8) и высотным (17) диаметрами черепной коробки; наименьшей шириной лба (9); скуловой шириной (45) и верхней высотой (48) лица; высотой (52) и шириной (51) орбиты; высотой (55) и шириной (54) носа; общим углом лицевого профиля (72); углом носовых костей к линии профиля (75/1); назо-малярным (77) и зиго-максиллярным углами. Налицо, следовательно, обычно используемый в большинстве краниологических работ набор признаков, в котором специально не сделан акцент на признаки, таксономически ценные на Кавказе и выявленные предшествующим изложением.

Все величины расстояний между сопоставляемыми сериями, как суммарные, так и по «форме» и «величине», сведены в таблицы 3—5. Из таблицы суммарных расстояний явствует, что средние расстояния каждой популяции от всех остальных примерно одинаковы и колеблются около 0,25. Исключение составляют ингуши, чеченцы и армяне, для которых они достигают 0,35 и выше. Уникально положение натухайской серии, отстоящей в среднем от остальных более чем на 0,50. Такую величину нельзя объяснить никакими историко-этнологическими соображениями и данными, и она остается совершенно непонятной. В целом же при первоначальном ознакомлении с таблицей суммарных расстояний незаметно какой-либо группировки популяций в надпопуляционные общности. То же можно повторить и про расстояния по «величине» и «форме». Популяции не группируются закономерным образом ни по индексам, характеризующим «величину», ни по индексам, характеризующим «форму». Обращает на себя внимание своеобразное положение трех групп — хевсуров, балкарцев и тех же натухайцев. Хевсуры одинаково резко выделяются и по размерам и по их соотношениям, и их своеобразие затушевывается в величине суммарного расстояния. Балкарцы очень заметно отличаются от всех других серий соотношением размеров, но отличие это скрадывается по «величине» и в суммарном расстоянии. Наконец, натухайские черепа больше выделяются своими размерами и мало отличаются от остальных их соотношением. Различия по «форме» в целом значительно больше, чем по «величине», но их удельный вес в определении суммарного расстояния много меньше.

Попытка выделепия среди сопоставляемых популяций каких-то групп должна заключаться в поисках таких совокупностей популяций, расстояния между которыми значительно меньше, чем между ними и всеми остальными популяциями. Заранее можно предполагать, что, скажем, Главный Кавказский хребет мог играть роль мощного генетического барьера и служить грапицей, дифференцировавшей процесс расообразоваиия на Кавказе. Исторически засвидетельствованные случаи преодоления этой границы многочисленными группами людей ие говорят против этого, так как также исторически засвидетельствовано их сравнительно кратковременное пребывание на территории Кавказа. Бесспорные случаи расселения родственных народов по обе стороны хребта (абхазо-адыги, осетины) являются как раз скорее доказательством, если судить по соматологическим данным,

антропологической дивергенции, происшедшей вследствие существования географического рубежа. Все это делает проверку наличия комплекса различий между северокавказскими и закавказскими популяциями весьма целесообразной.

Из 13 популяций, между которыми вычислены суммарные расстояния, к северокавказской группе отнесены согласно с географическим положением шапсуги, натухайцы, балкарцы, две группы осетин, ингуши, чеченцы и аварцы. Группу эту, помятуя большие расстояния натухайцев, чеченцев и аварцев от остальных групп, нельзя считать полностью однородной. Средние расстояния между всеми северокавказскими сериями равны 0,31, то есть больше, чем для большинства кавказских серий. Таким образом, северокавказскую совокупность популяций и на основе суммарных расстояний нельзя считать однородной.

К закавказской совокупности отнесены абхазы, осетины-туальцы, грузины-карталинцы, хевсуры и армяне, то есть пять популяций из 13. Для двух из них — армян и грузин-карталинцев — среднее расстояние от других популяций превышает 0,30. Все же среднее расстояние внутри закавказской совокупности равно 0,27, то есть в целом она несколько однороднее северокавказской. Среднее расстояние между обеими географическими совокупностями равно 0,29. Это означает, что средние расстояния между закавказскими сериями лишь ничтожно меньше, чем такие же расстояния их от северокавказских. Что же касается северокавказских серий, то средние расстояния между пими даже больше, чем их расстояния от закавказских. Иными словами, разделение населения Кавказа по Главному Кавказскому хребту не ведет к выделению внутри него двух антропологически однородных групп, степень сходства внутри которых больше, чем между ними.

Кроме Главного Кавказского хребта на Кавказе нет аналогичных по мощности географических рубежей, которые расчленяли бы территории Северного Кавказа и Закавказья. Поэтому более дробная географическая группировка народов затруднительна. Другой принцип группировки — этнолингвистический, то есть объединение народов согласно с родством языков, на которых они говорят. Средпие расстояния внутри однородных групп краниологических серий, сгруппировайных по степени этнолингвистической близости, следующие:

Обращает на себя внимание также сходство всех осетинских серий и большие расстояния между абхазо-адыгейскими популяциями, очевидно, за счет значительных различий между абхазами и натухайцами. Расстояния между группами популяций приведены в табл. 6. Она не демонстрирует каких-либо действительно ярких проявлений надпопуляционной изменчивости, больших величин средних расстояний между совокупностями популяций, заметно превышающих аналогичные расстояния внутри совокупностей. Наблюдаемые малые расстояния распределяются незакономерно: так, наименьшее расстояние связывает балкарцев и грузин. С другой стороны, расстояние между аварцами и соседними вейна-хами почти такое же большое, как между аварцами и генетически далекими адыгами.

Какой общий итог вытекает из всего сказанного, из рассмотрения табл. 6 и сопоставления ее с приведенными средними расстояниями между группами внутри этнолингвистических совокупностей? Последние не пред • ставлены в краниологическом материале какими-либо своеобразными сочетаниями, территориальные группы которых совпадали бы с этнолингвистическими. Многократно аргументировавшийся тезис о несовпадении границ антропологических общностей и языковых семей, антропологических общностей и народов оправдался в данном конкретном случае.

От географической и этнолингвистической группировки народов, каждая из которых не нашла никакого соответствия в краниологических материалах, переходим к группировке чисто антропологической. Для этого объединяем серии в группы согласно с наименьшим расстоянием между ними и получаем пять групп, в двух из которых представлено лишь по одной серии:

Сразу же бросается в глаза, что и центральнокавказские народы, и народы Восточного Закавказья вместе с абхазами образуют чрезвычайно гомогенные группы, связанные тесным сходством. Это сходство меньше между двумя адыгскими сериями, но их рассеяние от всех других выделенных групп, как мы сейчас убедимся, больше, чем расстояние между ними.

Из табл. 7 видно, что чеченцы и аварцы не могли быть включены ни в одну из трех остальных групп, так как и расстояние между ними, и средние расстояния их от других групп больше, чем средние по Кавказу. Отличия адыгской группы от остальных распределяются в полном соответствии с их географическим распространением — центральнокавказские народы отличаются от адыгских меньше, чем аварцы, чеченцы и народы Восточного Закавказья. Последние довольно близки к аварцам, но значительно отличаются от центральнокавказских народов и чеченцев, а в наибольшей степени от адыгской группы. Таким образом, именно в данном случае мы сталкиваемся с таким соотношением внутригрупповых и межгрупповых расстояний, которое позволяет говорить о существовании надпопуляционной изменчивости.

Чтобы проверить реальнее существование выделенных надпопуляционвых комплексов сходства, аналогичная вышеописанной разбивка произведена также с расстояниями по «величине» и по «форме». Внутригрупповые расстояния по «величине» между популяциями, объединенными по тому же принципу, что и в предыдущем случае, таковы:

Видно, что по размерам каждая из выделенных нами трех групп, состоящих из нескольких популяций, одинаково гомогенна, центрально-кавказские народы не более тесно сходны между собой, чем адыгские и восточнозакавказские с абхазами, как это было по суммарным расстояниям. Средние расстояния по «величине» между всеми пятью группами (табл. 8) в общем повторяют картину суммарных расстояний. За исключе-

нием небольшой разницы между аварцами и закавказскими сериями, во всех остальных случаях межгрупповые расстояния заметно больше внутригрупповых, что подтверждает ранее сделанный вывод о существовании надпопуляционного уровня изменчивости и возможности объединения отдельных популяций в какие-то группы более высокого порядка по сходству вариаций абсолютных размеров.

Переходя к группировке популяций согласно с расстояниями между ними по «форме», сразу же замечаем неудовлетворительность распределения их в пять уже выделенных групп. Средние внутригрупповые расстояния между ними следующие:

И народы Закавказья вместе с абхазами и центральнокавказские народы явно неоднородны по соотношениям размеров, характеризующим форму черепа. Особенно очевидным последнее обстоятельство становится при рассмотрении средних межгрупповых расстояний по «форме» (табл. 9) Нет ни одного среднего межгруппового расстояния, которое достигало бы величины среднего внутригруппового расстояния внутри центральнокав казской группы, и только среднее межгрупповое расстояние между западнокавказскими и центральнокавказскими народами приближается к нему. Разница между аварской и чеченской сериями по «форме» ничтожна, с другой стороны, только от аварцев, с которыми они сближались по суммарным расстояниям и расстояниям по «величине», абхазы и народы Закавказья отличаются больше, чем между собой. Таким образом, принятое нами подразделение изученных краниологических серий отражает вариации абсолютных размеров (расстояния между ними по «величине»), но не отражает их соотношения (расстояния между ними по «форме»).

Группируя сопоставляемые серии согласно с наименьшими расстояниями по «форме», получаем следующие группы с минимальными внутригрупповыми расстояниями:

Реальное существование именно этих групп и их исключительная гомогенность по соотношению размеров подтверждается средними расстояниями между ними (табл. 10). Любое из фигурирующих в таблице средних расстояний значительно больше, чем межгрупповое. Только порядок среднего расстояния между первой (абхазо-адыгские народы, осетины-иронцы и армяне) и второй (остальные осетинские группы и ингуши) группами приближается к внутригрупповому, но также и то превышает наибольшее внутригрупповое расстояние.

Особый вопрос составляет характер группировки исследованных серий по «форме», то есть степень и направление сходства между ними по соотношению размеров. Объединение серий в первую группу носит хотя бы частично искусственный характер, так как уже сходство абхазо-адыгских народов с осетинами-иронцами с трудом поддается объяснению (но, правда, не противоречит географической близости ареалов и многовековым историческим контактам), сходство же их с армянами не может быть объяснено никакими разумными генеалогическими соображениями. Не следует тем более забывать, что хотя по соотношению размеров пять перечисленных серий — три абхазо-адыгские, армянская и осетинско-иронская близки,

но по абсолютной величине самих размеров они различаются, как было показано выше, довольно значительно.

Центральнокавказская группа, выделенная на основании вариаций абсолютных размеров, распалась по «форме» на две, одна из которых охватывает осетин и ингушей, другая — чеченцев, аварцев, грузин и балкарцев; Расстояние между этими двумя группами заметно меньше, чем между всеми остальными группами, в том числе меньше, чем между двумя центральнокавказскими общностями и всеми другими. Особняком, резко отличаясь от всех остальных серий, стоят хевсуры.

Привлекает внимание, что балкарцы отстоят от других популяций, входящих в третью группу, дальше, чем каждая из них друг от друга. Исключение их из третьей группы сразу же понижает среднее внутри-групповое расстояние (между чеченцами, аварцами и грузинами-карталинцами) до 0,003. Географически объединение балкарцев с перечисленными популяциями также мало оправдано. Это дает возможность выделить балкарцев в самостоятельную группу. Средние расстояния при этом, естественно, изменяются (табл. 11). Балкарцы продолжают оставаться ближе всего к той группе, из которой они выделены. Близко стоят они и к хевсурам. Но расстояние между двумя центральнокавказскими груп-

пами резко сократилось. Таким образом, хотя существование двух комплексов сходства внутри центральнокавказских народов по соотношению размеров и несомненно, но расстояние между ними меньше, чем между ними и всеми другими группами.

Каков общий итог этого раздела? Отвлекаясь от частностей, можно констатировать, что определенную близость по сумме краниологических признаков обнаруживают народы, населяющие западную часть Кавказа, с одной стороны, и центральные районы — с другой. Последние обнаруживают значительный полиморфизм (рис. 16). С учетом этого полиморфизма и некоторыми оговорками (ясное противопоставление только по вариациям абсолютных размеров, но не по их соотношению) им можно противопоставить закавказские популяции, в первую очередь армян.

Перенесение найденных соотношений на карту показывает то же самое (рис. 17—19). Все расстояния ранжированы на пять равных классов, но картографированы лишь два класса — наименьших и наибольших расстояний с целью показать наиболее тесные связи между группами, а также группы, объединяемые наименьшей степенью морфологического сходства. На первых двух картах — суммарных расстояний и расстояний по «величине» — видно, что наиболее сходны между собой центрально-кавказские популяции, обнаруживающие одновременно определенную степень сходства с западнокавказскими. Последняя карта, на которой фиксированы расстояния по «форме», показывает, что в этом случае все кавказские народы слабо дифференцированы и внутри них не выделяется отчетливых морфологических и территориально приуроченных комплексов.


..Следующая страница->