Читайте также:
  • Решение проблемы зажиривания
  • Магазины краски
  • Ванная комната

  • Если есть проблемы с техосмотром

    ООО "ТехАвтоКонтроль" предлагает прохождение техосмотра транспортных средств Вашей компании на аккредитованном пункте в Москве. По результатам проверки технический эксперт оформит документы на техосмотр автомобиля.

    Также мы находим эффективное решение для вашего бизнеса, включая оптимизацию материальных и временных затрат на обслуживание вашего автопарка. Для этого мы осуществляем выезд группы технических экспертов с соответствующим диагностическим оборудованием, для проведения техосмотра на территории заказчика в удобное для Вас время. Мы готовы сделать это качественно, недорого и быстро.




    Центральнокавказская историко-этнографическая область

    Опубликовано:2015-11-19

    Если обратиться к этнографическим данным по народам Центрального Кавказа, то они свидетельствуют об общности культуры народов, относящихся к кавкасионскому типу. Во многом эта общность проистекает, по всей вероятности, вследствие сходных физико-географических условий существования и одинакового уровня общественного развития. Так, отмечаемое среди горных этнографических групп грузинского народа сходство многих общественных институтов — скорее всего результат того обстоятельства, что они стоят на одном уровне развития производительных сил и производственных отношений (Харадзе, 1958) 1.

    В известной мере конвергентным развитием и сходными условиями существования может быть объяснено и сходство в конструкции жилищ на обширной территории Сванетии, горной Рачи, Хевсуретии и Тушетии (Джандиери, Лежава, 1940; Робакидзе, 1961, 1962). Однако здесь уже выявляются черты, свидетельствующие и об общности происхождения. Более яркий пример специфических связей, объединяющих эти народы, может быть найден в фольклоре горных грузинских групп (Вирсаладзе, 1958). При этом можно отметить, что бытующий в горных районах Грузии охотничий эпос доносит до современности глубокую архаику. Наиболее архаичны сванские сюжеты, затем рачинские и горцев Восточной Грузии.

    Изучение распространенных форм быта у горных этнографических групп грузинского народа и народностей Западного Дагестана также позволяет говорить о древности и архаичности существующих обычаев, выявляет мощный пласт родового строя, восходящего, по-видимому, к глубокой древности (из огромной литературы по горным группам см.: Ковалевский, 1930; Макалатия, 1933, 1940; Панек, 1939, 1946; Гарданов, 1960; «Народы Кавказа», 1960, 1962). Аналогичным образом это явление может быть отмечено и у их тюркоязычных соседей, также относящихся к кавкасионскому типу, — карачаевцев и балкарцев (Студенецкая, 1937; Лавров, 1939), и у ираноязычных представителей этого типа — осетин (Ковалевский, 1886). Хотя сам по себе социальный строй каких-либо народов не дает прямых данных для установления генетических параллелей, он может свидетельствовать о чрезвычайно архаичном уровне культурного развития, о формировании в сходных условиях географической среды, о многовековой изоляции.

    В качестве дополнительного аргумента, в пользу глубокой древности и изолированного развития центральнокавказских народов хотелось бы указать на лингвистические данные, на изолированное положение сванского языка в системе кавказских языков (Марр, 1911, 1913, 1913а, 1920), на изолированное положение и своеобразие кавказских языков вообще (Микаилов, 1959; Дешериев, 1963; Климов, 1964). По глоттохронологическому методу отхождение сванского языка от грузино-занского единства датируется не позднее чем концом III—началом II тысячелетия до н. э. (Климов, 1959).

    Так как и в культуре сваны выделяются наибольшей архаичностью среди других грузин-горцев, не свидетельствует ли обособленное. положение сванского языка о том, что именно сваны являются потомками древнейших этнических групп, заселявших высокогорные районы Центрального Кавказа? Может быть, тогда абхазо-сванские языковые схож~ деиия (Чарая, 1912; Марр, 1912, 19136, 1926) и историко-топонимические данные о пребывании сванов южнее территории их теперешнего расселения (Марр, 1911а, 1912а, 1913, 1916; Орбели, 1911; Меликишвили, 1959) можно истолковать в пользу южного пути заселения высокогорных областей Кавказа? Но здесь мы вступаем в сферу догадок. С другой стороны, если выделение сванского языка может быть датировано рубежом III—II тысячелетий до н. э., то оформление картвельской, нахской и аваро-андо-дидойской языковой семей должно быть отнесено к гораздо более древней эпохе, а образование общекавказского языкового единства отнесено к эпохе мезолита, а то и верхнего палеолита.

    Этногенетические выводы из всего предшествующего изложения вытекают сами собой. Население, относящееся к кавкасионскому типу, следует рассматривать как реликт древнейших племен Кавказа, заселявших центральные предгорья Кавказского хребта, по-видимому, еще до эпохи бронзы — в эпоху неолита, а может быть, даже и верхнего палеолита. Это народы, говорящие на языках картвельской языковой семьи, — горные этнографические группы грузинского народа, нахской языковой семьи — ингуши и чеченцы, аваро-андо-дидойской языковой семьи — аварцы, андо-дидойские народы, наконец, лакцы и частично даргинцы, а также представители абхазо-адыгейской языковой семьи — восточные черкесы и восточные кабардинцы. В эту же группу следует включить осетин, балкарцев и карачаевцев.

    Совокупное сопоставление антропологических, лингвистических и историко-этнографических данных приводит к выводу, что народы, населяющие высокогорные районы центральной части Кавказского хребта, обнаруживают не только в своем антропологическом типе, но также и в своих культурных особенностях целый ряд параллелей, которые могут быть удачно объяснены только общностью их происхождения. Исходя из широко аргументированного учения о хозяйственно-культурных типах и историко-этнографических областях (Толстов, 1932, 1946; Левин, Чебоксаров, 1955; Линь Яо-хуа, Чебоксаров, 1961; Брук, Козлов, Левин, 1963), я пытался выделить на этой территории особую центрально-кавказскую историко-этнографическую область, включающую народы, говорящие на языках разных языковых семей, таких далеких одна от другой, как кавказская, иранская и тюркская, но связанных общим происхождением от древнего местного населения (Алексеев, 1963а).


    ::Следующая страница::