Читайте также:
  • Биоревитализация лица
  • Русская тройка

  • Лечение в Израиле

    Наша медицина за последнее время серьезно улучшилась благодаря внедрению медицинских страховок. Практически для большинства людей и их заболеваний российская медицина может предложить и хорошие лекарства, и хорошее лечение. Но когда болезнь либо травма выходят за грани распространенных заболеваний (рак почки прогнозы после удаления), и если Вы владеете значительными средствами, лучше обратиться в клиники Израиля.

    В Израиле уровень медицинского обслуживания гораздо превышает российский. Высокая стоимость лечения за десятилетия позволила сформировать мощнейшую медицинскую базу как оборудования, так и высококлассных специалистов. Уровень медицины там настолько высок, что полноценный российский доктор может рассчитывать в Германии разве что на работу медсестрой или медбратом. Множество клиентов со всей Европы позволяет докторам получить огромную практику, и как следствие, наработать высочайшее качество лечения.


    О монголоидной примеси на территории расселения адыгов

    Опубликовано:2015-08-17

    Нет нужды, казалось бы, специально говорить о том, что все имеющиеся в нашем распоряжении современные или близкие к современности серии могут быть включены в состав вариантов европеоидной расы. Для территории Кавказа такой вывод элементарен и с очевидностью вытекает из всех предшествующих исследований. Однако тем не менее этот вывод следует подчеркнуть особо потому, что некоторые из средневековых серий обнаруживают специфический сдвиг по комплексу признаков, который свидетельствует о монголоидной примеси и который нельзя оставить без внимания. Речь идет о черепах из адыгских курганов XIV—XVI вв. с территории Черкесии (Алексеев, 1961). Отличия их от черепов из синхронных адыгских курганов на Черноморском побережье и в окрестностях Пятигорска выражаются в заметно более высоком черепном указателе, несколько более широком лице, уплощенности его как в верхней, так и особенно в нижней части и более слабом высту-пании носа. Отличия эти проявляются и на мужских, и на женских черепах, хотя на последних они менее заметны. Но женские серии из адыгских курганов вообще малочисленны, кроме серии из районов Пятигорска, и поэтому роль случайности выборки по отношению к ним довольно значительна.

    Резкая концентрация перечисленных особенностей характерна для отдельных черепов в значительно большей степени, чем для всей серии. Так, череп из кургана 4 в могильнике около абазинского аула Кубииа Черкесской автономной области, раскопанном Т. М. Минаевой в 1950 г., отличается от других черепов из этого и остальных синхронных могильников как раз заметным усилением развития всех перечисленных особенностей. Его черепная коробка при очень высоком черепном указателе имеет малую высоту и узкий лоб, широкое лицо характеризуется резкой уплощенностыо в горизонтальной плоскости, носовые кости выступают слабо.

    Масштаб групповых различий очень невелик. Если бы в нашем распоряжении была только серия из Черкесии, она в общем вряд ли обратила бы на себя внимание. Но при сравнении с другими близкими сериями видно, что различия образуют определенный комплекс, имеющий расоводиагностическое значение (рис. 2). На основании всех этих данных — некоторого сдвига средних величин ряда признаков в черкесской группе по сравнению с черноморской и пятигорской, а также находок в черкесской серии черепов с отмеченным комплексом признаков — было сделано предположение о наличии в составе местного населения Черкесии небольшой монголоидной примеси. Это явление было поставлено в связь с исторически засвидетельствованным фактом проникновения тюркоязычных групп, в частности кипчаков, в горные районы Северного Кавказа под давлением монголов (Лавров, 1956).

    Как известно, кипчаки сыграли большую роль в этногенезе карачаевского и балкарского народов. Некоторые исследователи считают даже, что их роль в сложении этнической общности балкарцев и карачаевцев была преобладающей (Лавров, 1959). Основным аргументом в пользу этой гипотезы карачаево-балкарского этногенеза является близость карачаевского и балкарского языка с кипчакским (Боровков, 1931; Баскаков, 1952, 1960, 1962). Но карачаево-балкарский язык обнаруживает большое сходство и с некоторыми другими тюркскими языками, например болгарским (см., например, Соттаев, 1960). Антропологические данные находятся в противоречии с точкой зрения о ближайшем родстве средневековых кипчаков и современных балкарцев и карачаевцев (Алексеев, 1960). Поэтому она не может быть принята безоговорочно (см. главу 6).

    Однако представление о значительном влиянии, которое кипчаки оказали на культуру и этническую историю некоторых народов Северного Кавказа, остается бесспорным.

    Естественным казалось сопоставить эти два факта — проникновение кипчаков на Северный Кавказ и находку монголоидных черепов в адыгских могильниках XIV—XVI вв. на территории Черкесии — и сделать вывод об их причинной связи. Правда, 3. В. Анч&бадзе (1960) высказал предположение, согласно которому кипчаков следует считать представителями европеоидной расы. Однако его мнение не может быть подтверждено антропологическими материалами и базируется лишь на толковании исторических источников, иными словами, на косвенных данных. Кстати сказать, прямые упоминания о европеоидности кипчаков в источниках вообще отсутствуют. Монголоидность тюркоязычных ногайцев может быть истолкована как аргумент в пользу непосредственной связи монголоидных элехчентов с тюркским этносом в данном конкретном случае, то есть на территории Северного Кавказа в эпоху средневековья* следовательно, скорее против точки зрения 3. В. Анчабадзе. Таким образом, гипотеза о происхождении монголоидной примеси в составе адыгского населения XIV—XVI вв. в результате контакта с кипчаками представлялась весьма вероятной. И все же к ней следует отнестись с гораздо большей осторожностью в свете новых палеоантропологических находок, что в целом, правда, не может изменить пока негативного отношения к утверждению о принадлежности кипчаков к европеоидной расе.


    ::Следующая страница::