Читайте также:
  • Столица Хорватии - Загреб
  • Бурение скважин
  • Эпоха средневековья.

  • Славное прошлое наших предков

    Опубликовано: 12-03-2016

    Первая четверть IX века. Тактика ведения боя предусматривала обязательное участие полков и дивизий кирасир: они наносили основной удар холодным оружием. Тяжелая или линейная кавалерия - кирасиры всей массой врубались в противника, опрокидывая его, топча конями, внося смятение и ужас.

    Первый кирасирский полк в России появился в 1731 году. В нем служили сильные высокие люди, посаженные на тяжелых коней, вооруженные длинными тяжелыми палашами и карабинами, а В XIX веке в первых шеренгах кирасир употреблялись и тяжелые пики. Кирасиры имели и защитное вооружение. Металлические кирасы и каски с волосяным плюмажем отличали их от других родов войск. В 1812 году в России было 12 кирасирских полков, сведенных в дивизии, в том числе 2 гвардейских.





    Накопление п интерпретация краниологических материалов

    Опубликовано:2015-09-24

    Начало изучению краниологии народов Кавказа, как и многим другим начинаниям в русской антропологии, было положено А. П. Богдановым в начале 80-х годов прошлого века. Им были описаны три серии черепов — шапсугов, натухайцев и абхазов — и полученные данные использованы для установления краниологических различий между ними (Богданов, 1882). К концу 90-х годов относится работа А. А. Арутинова по краниологии народов Дагестана, включавшая описание небольшой серии черепов удин (Арутинов, 1897). Обе эти работы, хотя и сыгравшие (особенно первая) большую роль для своего времени, разумеется, устарели, так как методика обоих исследователей значительно отличается от современной.

    Следующая публикация, посвященная краниологии близкого к современности населения (палеоантропологические работы периодически появлялись), вышла в свет уже во время первой мировой войны. М. А. Мисиков (1912, 1916) описал несколько десятков черепов из склепов Северной Осетии, датирующихся последними столетиями. Но более точная датировка материала в его работе отсутствует, что вместе с устаревшей программой измерений в значительной степени обесценивает ее.

    Крупным событием в изучении краниологии народов Кавказа было появление книги В. В. Бунака (1927), посвященной краниологическому типу армянского народа. Большой количественно материал, который лег в основу исследования, обилие сравнительных краниологических данных, в частности по брахикефальным типам Балканского полуострова, многие из которых были получены самим автором,, многосторонние способы оценки этих данных, наконец, широкое использование историко-археологических сведений — все это позволило с большим размахом рассмотреть проблему происхождения арменоидов. Основываясь на иконографическом материале, В. В. Бунак аргументировал представление о глубокой древности арменоидного, или, по его терминологии, понто-запросского, типа в Передней Азии.

    После выхода в свет книги В. В. Бунака накопление материалов по краниологии современных народов Кавказа опять прервалось на 20 лет. Первой работой, которая содержала новые данные по краниологии кавказских народов после двадцатилетнего перерыва, была сводная работа Г. Ф. Дебеца (1948) по палеоантропологии СССР. В ней был дан обзор всех имевшихся в то время материалов и описаны как по измерениям самого Г. Ф. Дебеца, так и по измерениям других антропологов серии черепов из адыгских курганов эпохи позднего средневековья и осетин-иронцев из поздних склепов, датируемых приблизительно XVIII в.

    Сводка Г. Ф. Дебеца открыла серию публикаций о краниологическом типе народов Кавказа, каждая из которых ввела в научный оборот значительное количество новых данных по тому или иному народу. Северному Кавказу был посвящен ряд исследований: М. Г. Абдушелишвили (1955) об абхазах и осетинах, К. X. Беслекоевой (1957) об осетинах и ингушах, В. В. Бунака (1953) об осетинах и чеченцах, Т. А. Трофимовой (1949) об абхазах и автора настоящей работы (Алексеев, 1961) об адыгских этнических группах. По Закавказью были опубликованы работы М. Г. Абдушелишвили (1955, 1964, 1967) и Р. М. Касимовой (1960). Каждый из авторов стремился не только найти место описанным материалам в расовой систематике, но также и использовать их для решения конкретных исторических проблем — генетической связи современных народов с древними, генетической связи современных народов друг с другом и т. д. Значение краниологического материала из близких к современности могильников как полноценного исторического источника было показано в этих работах с полной определенностью.

    Одновременно с этим изученный материал давал информацию по целому ряду более общих вопросов географической изменчивости и параллельного развития сходных комплексов признаков. В предгорьях Центрального Кавказа был выявлен брахикранный, массивный, очень, широколицый тип, на Северном Кавказе и в Восточном Закавказье были изучены типы, близкие краниологически, но различные по происхождению, было отмечено большое сходство краниологических особенностей армянского и грузинского народов и т. д. При сопоставлении с палео-антропологическими данными краниологический материал позволил рассмотреть проблему направленных изменений признаков во времени на Кавказе (Абдушелишвили, 1960; Касимова, 1960; Алексеев, 1963).