Читайте также:
  • Быстрое исполнение мечты
  • Купить и приготовить кролика
  • Сделать гостиничные чеки в Москве - быстро и недорого

  • Представительность данных.

    Опубликовано:2016-01-21

    Предшествующий перечень показывает, что многие народы Кавказа представлены в краниологических материалах достаточно полно (рис. I)1. К их числу относятся грузины, осетины, ингуши, адыгские народы. Но и по ним краниологические данные чаще всего пригодны для суммарного сопоставления в целом и не дают возможности составить полное представление о всех территориальных вариантах антропологического типа того или иного народа. Исключение составляют, пожалуй, лишь осетины и ингуши, да и то материал по осетинам-туальцам мог бы быть с пользой увеличен. В отдельных случаях собранные серии невелики, но в силу малочисленности народа сохраняют свою представительность.

    Чрезвычайно малочисленны и поэтому в целом малопредставительны материалы по краниологии балкарцев. По-видимому, последнее можно повторить и про кабардинцев, так как их смешанный состав и существующие различия между населением разных районов требуют гораздо

    большей полноты данных для полноценного суждения. К тому же еще материал имеет не очень ясное происхождение. Мелкие локальные различия в типе армян также требуют для своего выявления гораздо более многочисленных серий, происходящих из разных областей ареала армянского народа. Мизерны материалы по народам Дагестана. Наконец, недопустимым пробелом является полное отсутствие краниологических данных по азербайджанцам и карачаевцам. Заброшенные кладбища последних есть в долине Теберды. Но организовать их раскопку, так же как и произвести раскопочные работы на территории Азербайджана, автору не удалось.

    Достаточно большой хронологический диапазон всех исследованных групп снижает их пригодность для широких территориальных сравнений и в то же время при разбросанности серий мешает хронологическим сопоставлениям. Правда, этот диапазон, за исключением единичных случаев, не превышает пяти веков, а чаще всего составляет два-три века, то есть значительно меньше, чем в палеоантропологии. Но и этот срок достаточен, чтобы вызвать сдвиги в быстро меняющихся признаках, особенно подверженных действию временных изменений (Дебец, 1948, 1961; Бунак, 1951, 1959). Последнее обстоятельство постоянно следует иметь в виду при сопоставлении всех материалов между собой и при сравнении их с палеоантропологическими данными, с одной стороны, и с результатами изучения современного населения, с другой.

    В целом, следовательно, весь собранный материал и итоги его разработки нужно рассматривать лишь как первое и весьма несовершенное приближение к тому уровню, который рисуется воображению автора и на котором краниология Кавказа действительно заговорит полным голосом при обсуждении и решении проблем происхождения современных народов.